monster of incuriosity (vishka) wrote,
monster of incuriosity
vishka

10 days in a no-life

Я сейчас в Перу. Это дневник, который я вёл последние десять дней. Самое интересное на третий день начинается, до этого моё привычное нытьё.

День первый, из Качоры в Чекиску.
В городе забываешь, что такое смотреть на звёзды. Их не видно, а если видно, то как редкие невнушительные точки. В горах же звёзды ошеломляют. Приобретает смысл выражение "усыпанное звёздами небо". И млечный путь оказывается действительно млечным.

Тут я вспомнил, как в прошлой жизни, на Камчатке, будил уже совсем чужую девочку выйти из палатки посмотреть на звёзды. Тогда я впервые увидел их такими.

Пока я смотрел на небо увидел как падает звезда (метеорит проходит через плотные слои атмосферы). Во мне непроизвольно всё сжалось от надежды. И стыдно и смешно.

Любопытно складывается общение с аборигенами. Я совсем не говорю по-испански, вылавливаю только корни латинских слов. Они, конечно, не говорят на английском. Однако я весь вечер о чём-то проговорил с девочкой Марией. Она глупая-глупая, но, кажется, это только помогло разговору.

В этой экспедиции меня одного обслуживает три человека (проводник, повар и погонщик) и три лошади. С одной стороны -- неплохо чувствовать себя плантатором, с другой -- их присутствие усугубляет одиночество. Проводника за манеру говорит "тис оллрайт майфренд" тихо ненавижу.

Кстати, на той же Камчатке (далось же мне её вспоминать), с нами ходил забавный швед. Он изучал русский и оголтело перенимало наши ужимки. Его любимой фразой было "мы будем разводить большой пожар чтобы отгонять звери". Имел в виду он конечно, что неплохо бы развести костёр от комаров. Вот он совсем не раздражал, а может я тогда был доброжелательнее.

Я превращаюсь в Печорина. Писать эти заметки развлекает больше, чем весь этот поход с конями.
День второй. Из Чекиски в Чеккокирру.
Был изнурительный день. Прошёл 12 часов, из них 8 в гору. Инкам льстят, когда сравнивают их систему дорог с римской. Это просто утопленные в землю камни.

Перуанцы постоянно норовят обмануть и поэтому живут в страшной бедности. На их фоне даже непальцы кажутся зажиточными.

По пути купил на ужин петуха, он всю дорогу кукарекал.
День третий. Из Чекикиры к Рио Бланко.
Утром как вышел из палатки увидел рой (лучшего слова не подобрать) птиц колибри. Они похожи на жирных мотыльков, а летают и звук издают как стрекозы.

Упал с тропы, пролетел 30 метров вниз, пока не врезался в дерево, за которое уцепился. Каким-то чудом ничего себе не сломал, только оторвал рукав у рубашки и исцарапал руку. Первые минуты живописно истекал кровью, но там всего несколько царапин оказалось. Продезинфицировал их спиртом и нанёс какую-то незнакомую жидкость из аптечки, которая входя в реакцию с кровью любопытно шипит и белеет. Пахнет уксусом.

Пока летел ничего кроме адреналинового всплеска не испытал, и тот выветрился сразу, как стало ясно что всё в порядке. Даже досадно не было. Хотя замедление времени действительно произошло: помню каждый куст, за который не сумел ухватиться, словно мозг проработал в сотню раз больше информации на единицу времени, чем обычно.

Сейчас сижу в чужой палатке и злюсь на проводника, за то что недоумок. Он не взял в дорогу никакой питьевой воды, только бутылку приторной фанты, которую сам же пьёт из горла, хотя третий день чем-то болен.

Мы же вошли в самую дикую часть похода, вокруг на десятки километров нет даже деревень, никаких населённых пунктов. (Об этом он тоже не предупредил, а то бы я непременно сам обо всём позаботился). Сейчас из питья есть только речная вода, которую нужно кипятить, а вся провизия, естественно, отстаёт на два часа. Умираю от жажды, жду когда доедет обоз с горелкой и поваром.

Ночую сегодня у Рио Бланка (белой реки). Вокруг тучи насекомых, и я бы предпочёл ночевать повыше, но проводник говорит, что выше лошадям будет нечего есть, а обогнать расписание на сутки до темна мы не успеем.

Местные насекомые оставляют точку крови на месте укуса. Иногда кровь продолжает вытекать из места укуса даже после того, насекомое уже улетело. Укусы не болезненные и зуда не оставляют, но всё равно отвратительно.

Поболтал с парой французов средних лет, мужчина приятной наружности и женщина с пухлыми пальцами, ярко розовой кожей и курносым носом. Какое несчастье их свело?

Я сними сперва разговорился на английском, пока не разобрался что они из франции. В очередной раз удивил всех языками, но номер уже перестаёт бодрить.

Спрашивали, почему я путешествую один, а я толком не нашёлся что ответить, чтобы не вышел тот или иной конфуз. Пришлось выдумать, что я только что расстался с девушкой и мл вот. Только что, ага. Без месяца год уже как.

Обоза с вещами всё нет, зато у французов удалось одолжить бутылку воды. Мигель (так зовут проводника), намекает, что с обозом тоже мог какой-то несчастный случай произойти.

В пути прослушал четверть лекций Роберта Макки по сценарному мастерству. Без восторга, но рутину он объясняет неплохо. Вернусь -- попробую что-нибудь написать.

До нас наконец доехал обоз. Пойду чай просить.

Плохо, что на ужин не будет мяса. Если бы дурак Мигель заранее предупредил что уже сегодня мы будем так далеко от людей, я бы побеспокоился купить заранее.

Как, интересно, раньше здесь ходили люди? Когда ещё не было изобретено палаток. Конквистадоры, например? Не на свежем же воздухе ночевали? Или были какие-то специальные кареты? А почему сейчас нет?

Пойду всё же чай просить.

За всем этим падением забыл рассказать. Мы сегодня проходили руины Пинчиную, предпоследнее убежище инков. Это большой амфитеатр на недосягаемом даже сегодня склоне горы. Там и ферма, и храм, и место для пожертвований. На полях до сих пор функционирует система автоматического орошения и странно, что ей никто не пользуется по назначению.

Мигель говорит -- "это священное место для нас". Я его спросил, что же на нём лошади пасутся и говна столько, если оно священное? Он только противно ответил "it's ok" и пробормотал что-то о том, что оно всё равно священное. Я не стал уточнять.

Пока мылся в ледяной реке помянул добрым словом благоустроенные бани МЧС на Алтае. Над такими же горными реками МЧС строит что-то типа бани без пола: под ногами течёт ледяная вода, а внутри натоплено и можно мыться. Сами эти бани как бы режимные, но за малую мзду ими дают пользоваться туристам.

Помню, как к нам с Е. ломился пьяный МЧСовец, сначала с требованием его впустить, потому что он и "водки вот уже принёс", а потом воплем "кто здесь" и угрозой "вернуться с ребятами", после чего, к счастью, пропал. Я тогда доживал последние месяцы, когда чувствовал себя живым.

Тут ещё плеер выдал "Me and Bobby McGee" и стало совсем тоскливо. "I'd trade all o' my tomorrows for one single yesterday". С годами, единственным чувственным переживанием становится память.
День четвёртый. От Рио Бланко до Янамы.
Утром от обоза отбился мул и упал с тропы вместе с грузом. Часть вещей удалось спасти, но мул погиб. Его стукнули топором по голове чтобы не мучился. Я не стал фотографировать.

Провиант отстаёт почти на сутки. А мы окончательно свернули с туристического маршрута, за 12 часов не встретили ни одного человека, даже из местных. Обоз очень сильно отстаёт, как будем ночевать не ясно.

Дошли до Янамы, единственный населённый пункт на 40 километров. Начали мыкаться по дворам, где бы переночевать. Дома у местных с одну комнату, остановиться негде. В итоге нас положили в хлеву, в подсобной его части. Лежу на выдубленных шкурах, воздух пахнет животными и чем-то кислым. Мигель пожелал беречься блох (watch out for fleas), но как именно не уточнил.

Сердобольная хозяйка в порыве угодить посыпала вокруг бытовой химией "Боливар", теперь к кислятине добавился ещё и запах хлорки.

Зато перед сном накормили неплохой куриной похлёбкой с местными злаками. С утра первый раз удалось нормально поесть.

Час ночи, обоза всё нет. Подложил под голову рюкзак, накрылся шкурой из альпакки. Стараюсь забыть о насекомых и заснуть. На улице ноль градусов.
День пятый. Янама.
Воз до нас так и не доехал. Ждём на том же дворе. Утром меня накормили супом из баранины. У хозяев большой скотный двор, я развлекаюсь тем, что гоняют птенцов и поросят. Попросил запечь к обеду петуха.

Ко второму часу дня наконец дождались обоз. Сегодня выходить дальше смысла нет, остаёмся в Янаме.

Проявил инициативу сходить к горному озеру неподалёку, раз мы всё равно остаёмся здесь. Местные сказали что оно совсем близко. Оказалось, до него пять часов отвесного подъёма, так и зрелище того не стоило. Спустились затемно, отбил все пальцы ног.

Смотрю как над горой Чокетакарпу встаёт луна и слушаю "как упоительны в России вечера". Должно быть это хуже, чем стряхивать пепел в бронзовый лапоть где-нибудь в Лондоне.
День шестой. Из Янамы к Келькамачай.
Ничем не примечательный день. Прошли десять часов по дороге инков к подножию ледника Чокетакарпы. За весь день не встретили ни одного человека.

Развели большой пожар чтобы отгонять звери. На самом деле, чтобы согреться. С ледника дует пробирающий душу ветер. Третий день без душа, я покрыт грязью как загаром и сам себе отвратителен. Хотел помыться в речке, но не нашёл в себе мужества в неё окунуться -- мы у самого её устья, а устье это ледник. Завтра ночуем в деревне Уаенкакайя. Там есть электричество и я очень надеюсь, что тёплая вода тоже.
День седьмой. От Калькамачай до Вилькабамбы.
Поднялись на вершину Калькамачай (5900 метров) по останкам пути инков, откуда сошли вниз в сторону Уанкакайи. Несколько часов шли под дождём, пока не спустились к деревенской дороге, где меня подобрал абориген и довёз на мотоцикле до Уанкакайи. Гид и обоз нагнали меня спустя два часа.

Уанкакайя это современное поселение рядом с руинами Вилкабамба, последним городом инков и останками ещё доинковой цивилизации. Мигель говорит, что некоторым сооружениям больше 5000 лет, но он болтает столько ерунды что я не верю. Прочту в википедии потом.
День восьмой. Уанкакайя, вокруг Вилкабамбы.
Вилкабамба последнее пристанище инков. Здесь они дали последний бой конквистадорам и проиграли, после чего место было крепко забыто. Пока его не открыли снова 40 лет назад.

Мигель упёрся, отказывается идти дальше. Ему кто-то рассказал, якобы Еспириту Пампа, через который лежит наш маршрут, важный перевалочный пункт наркотраффика, и что сейчас там слишком опасно. Переубедить его пока не удалось.
День девятый. Из Вилкабамба в Кийабамба.


Перу пиздец. Дальше Уанкакайи дойти не удалось. В город пришли повстанцы и угрозами перегородили дорогу в сторону Еспириту Пампа. Сейчас сижу в невероятной дыре Кильябамба, где через вайфай раздают диалап, и не знаю куда завтра податься. Со мной такого никогда не было. Страшно злюсь на проводника, что он окольными путями отказался вести. Но он второй день в истерике бьётся. И злюсь на себя, что не говорю на испанском. Сам бы нашёл как дойти. А так тьфу.

Половина маршрута пошла к чертям. Осталось посмотреть только унылое Мачу Пичу и другие туристические места. Об этом писать точно не интересно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments