monster of incuriosity (vishka) wrote,
monster of incuriosity
vishka

  • Mood:
  • Music:

Монархическая Государственность: “Заметки на полях”.

Мало кому интересный разбор книги Льва Тихомирова – Монархическая Государственность.

По особому настоянию holmogorova_v я взялся прочесть объемный труд Льва Тихомирова, надеясь, возможно, найти в нём новые для себя мысли и изменить некоторые свои взгляды на жизнь. Но увы, у автора настолько часто возникали проблемы с историей и даже с элементарной логикой, что настоящего удовольствия мне получить не удалось. Зато это сподвигло мне написать вот этот вот конспект, охватывающий, к сожалению, лишь самое начало книги. Увы, но на большее я просто не решился.

Здесь я разберу теоретические рассуждения автора и постараюсь указать хотя бы на самые явные из допущенных им ошибок, недочётов и заведомо не верных суждений имеющих место в книге. По глупости же они сделаны, или по умыслу, мне не ведомо.

Текст, выделенный курсивом – цитаты из книги Льва Тихомирова: Монархическая Государственность.

Текст, написанный обыкновенным шрифтом - мои комментарии.

Практически первой же фразой автор пишет:
Основания для классификации, которых не могут дать анатомия, языки, среда, политические группировки, даются нам психологией
Автор, видимо, пытается представить психологию неким постоянным значением, не подвластным изменению. Он берёт её за некую данность. Но ведь психология всегда определяется теми же переменными, или постоянными обстоятельствами, перечисленными выше. Следовательно, с подобным заявлением никак нельзя согласиться, так как постоянство психологии обеспечено лишь определённым постоянством окружающий среды и внешних факторов.

И далее, ниже по тексту:
В кооперацию вступают даже не сами организмы, выражаясь языком биологии, а только их нервные центры. Когда несколько волков соединяются в стаю, кооперируют не сами по себе их зубы или лапы, не сами по себе тела их, а их нервные центры.
Что также, на мой взгляд, является выводом совершенно не верным, так как в кооперацию вступают качества и способности. Человек не волк, и способен участвовать зубами и когтями в социуме без подключения своих нервных центров. Есть даже пословица “не бери близко к сердцу”, что в данном контексте можно прочитать как: “не подключай свои нервные центры”, и это более чем верно.

Организм = нервный центр + возможности. Кооперация в социуме зависит эксклюзивно от возможностей особи. Если бы нервные центры играли ту роль, которую им отводит автор, то не существовало бы людей, чьё место в социуме могли бы занять машины.

Но на практике же таких людей превеликой множество. Следовательно, социум это кооперация качеств и возможностей, в то время как нервные центры выполняют роль скорее побочную, регулярно устраивая революции и перевороты в каждом конкретно взятом обществе. Это несомненно до полной очевидности.

Опираясь на предыдущий пример автора, даже в стае волков, раненный вожак уже не является частью волчьего социума и стая оставляет его умирать. Это отнюдь не моё мнение, человек – не волк и сравнение с ним некорректно. Это лишь попытка доказать несостоятельность доводов автора.
Никакой философский материализм не может приводить социологию к такому нелепому для неё мировоззрению, как, например, экономический материализм
Опять же, эти слова автора никак не сходятся с приведённым им же примером. Стая собирается не из альтруистических побуждений помочь ближнему, но для более легкого достижения личной выгоды, и только.
Как некоторое существо с вполне определённым психическим содержанием, которое вовсе не создаётся внешними условиями, а столь же самостоятельно и реально, как внешние условия, и если испытывает их влияние, то и само оказывает на них такое же влияние.
Что в определённой степени верно, но автор упускает из вида тот факт, что это “определённое психическое содержание” изначально заложено в нас исключительно внешними условиями, оно не берётся из пустоты и, следовательно, превращаясь в равносильный внешний фактор, работает по заложенным в него законам.
Социология застаёт твёрдое содержание хотений, чувств и представлений как нечто готовое, ранее бывшее, а не создаваемое внешними условиями. Все внешние влияния падают не на пустое место, а на некоторое ясное и определённое содержание. Они только воздействуют на душу, подстрекая, ослабляя или направляя наши представления, чувства и волю, дают материал для переработки его нашей душой, но ничуть не создают её
Содержание хотений и чувств это не нечто готовое, но ничто иное, как созданный благодаря внешнему влиянию фактор. Все новые влияния, как совершенно верно заметил автор, падают не на пустое место. Они падают на полученное до этого содержание. Которое, в свою очередь, является уже обработанным количеством более ранних внешних влияний.

Парой строк ниже можно прочесть, что: Душа, с точки зрения социолога и историка обладает самостоятельным и постоянным содержанием

Мне искренне хотелось бы посмотреть на подобного историка или социолога, который, не удосужившись узнать мотивы какого-либо события, попробует узнать причины его происхождения. Нонсенс, ей богу.

Помимо этого хотелось бы знать, в чём заключается её постоянное и самостоятельное содержание? Всё слишком голословно, даже демагогия подкрепляет слова другими словами, тут же нет даже их.

Далее, видимо, несколько запутавшись в собственных словах, автор начинает писать уж совсем странные веши. Например такие:
Наука, которая со времён древнейших наблюдений своих знает одно и то же человечество, с психическими свойствами, по существу одинаковыми, подобно тому как химия знает одно и тоже вещество со свойствами, по существу, вечно одинаковыми.
И снова не понятно, о какой химии идёт речь? Являются ли свойства алмаза, по существу, теми же, что и свойства грифеля от карандаша, ведь вещество то – одно и тоже, просто разные его формы. Нет. И это также несомненно до полной очевидности.
Только в отношении объекта, обладающего некоторыми основными неизменяемыми свойствами и возможно, существование законов, научно наблюдаемых.
Что совершенно верно по сути, если признать что неизменность формы существует лишь по причине неизменности факторов внешнего влияния. Это отнюдь не самостоятельная и постоянная величина.

И что интересно, в третьей главе автор сам это и подтверждает, цитирую: Этот необходимый порядок достигается ненарушимым господством так называемым господством природы. Тут на лицо либо игра фактами, либо недопонимание автором проблемы. Ведь автор двумя страницами раньше утверждал, что внешние влияния падают не на пустое место, а на некоторое ясное и определённое содержание, которое вовсе не создаётся внешними условиями . Неужели автор не помнит того, что он заявлял двумя страницами раньше? Подобная игра понятиями никому не делает чести. Особенно в трудах, претендующих на философскую значимость.
Наука была бы совершенно не возможной, ибо она должна бы была признать тогда, что человечества как постоянного и реального явления не существует, а представляет оно мираж, не поддающийся никакому разумному пониманию.
С чем я, практически согласен. Безусловно, человечество – мираж. Но и как любой мираж, он поддаётся совершенно конкретным объяснениям. Объяснениям, основанным на череде внешних факторов и раздражителей. Поэтому, заявление автора, что в таком случае наука была бы не возможной, совершенно неверно. Она возможна, именно при такой науке мы и живём.
Поэтому в человеческом обществе явление, обладающее внутренними законами, способное в силу их и к эволюции своих форм на их вечно неизменных основах. Поэтому возможна и наука, проникающая в смысл того и другого, наука общественности.
Потрясающе неверные выводы. Никаких внутренних законов нет, а постоянство обусловлено неизменностью внешних раздражителей, влияющих на человека. Никакого же постоянства homo sapiens не существует и в помине.

---
Здесь я хотел бы позволить себе краткое отступление. Во второй главе автор ведёт, в целом, здравое рассуждение. Хотя я и мог бы оспорить неизбежность власти, но на данном этапе это уведёт нас слишком далеко от темы. И в целом я согласен, что форма “подчинение – правление” на данной ступене развития единственно возможная.

Однако там же автор совсем неверно трактует само понятие “свобода”, он пишет что:
Наша свобода есть нечто иное, как состояние независимости от данных окружающих условий.
С чем ну никак нельзя согласится. Свобода, это ничто иное как иная форма зависимости. Слово же “независимость” столь же абстрактно, как и бесконечность. В мире людей эти понятия слишком неконкретны, чтобы так смело ими оперировать, как это делает автор.
Наша власть есть нечто иное, как переход этого внутреннего напряжения к подчинению сил внешних условий или внешних сил.
Я бы сказал, что наша власть есть ничто иное, как предпочтение одной несвободы, другой. Банальный выбор между двумя равнозначными “злами”.
Во взаимодействии с этими окружающими существами, каждый человек, смотря по обстоятельствам, является попеременно в состоянии свободы и власти.
Всё так, только он находится в них не попеременно, а постоянно. Одновременно имея власть над чем-то, и прибывая в подчинение от чего-то другого.

Далее автор наченает вести достаточно разумные, но пустые рассуждение о том, что в абстрактно независимом обществе, “общество” не возможно. Что верно, но о чём рассуждать величайшая глупость, так как человек независящий ни от чего может существовать только в теории, и любые материальные рассуждения об этом, яйца выеденного не стоят.
В борьбе естественное состояние не есть свобода, но или власть, или подчинение.
Автор снова слишком широко трактует слово “свобода”. В данном случае свобода заложена в присутствие выбора между властью и подчинением, и уже не является чистой абстракцией. Следовательно, в борьбе, для сильного, свобода присутствует в полной мере.
Необходимый порядок достигается не нерушимым господством так называемых законов природы. В процессе этой категории, не самостоятельны, не заключают никакой доли свободы, то стройный порядок их действия достигается сам собой, как средний результат комбинирующих сил
Эти процессы столь же самостоятельны, как и всё на земле. Стройный порядок действий человека также достигается результатом комбинирующих сил. Но нельзя по этому заявлять, что человек не свободен. Человек именно – зависим. Мне даже удивительно, что автор сам этого не подмечает. Но зависимость, ещё не значит отсутствие свободы, также как свобода, не означает отсутствие зависимости. Как иначе объяснить свободное желание человека зависеть от кого-то?

Слово “свобода” стоит трактовать одинаково на протяжении всего текста, что автору явно не удаётся.

Далее идёт текст, с которым я соглашусь. На данном этапе развития человеку необходима система ограничения личного хотения и порядок. Так же соглашусь с трактовкой отношений между людьми и их мотивацией. Тут всё довольно ясно и вопросов по поводу этих заявлений возникнуть не может.

Особенно интересным мне показалось, что в своих рассуждениях о обычаях и порядках автор практически пропагандирует идеи Глобализма и Глобализации, с которыми я более чем согласен. Не понятно тогда почему не взять за идею, идеи глобализации. Ведь все здравые моменты книги относятся именно к тем моментам, когда идеи Государственности пересекаются с идеями Глобализации.

Но далее автор уходит от сиих здравых идей, и пишет что написанный выше текст:
Понимают и те вдумчивые наблюдатели, которые по не христианскому своему мировоззрению не признают в человеке искры Божественного духа, заложившего в нас некогда не заглушимый нравственный идеал.
Я совсем не христианин, и данное рассуждение явно относится к таким как я. Мне не понятно желание автора увенчать всё на боге, на божественной искре и на изначальном присутствии нравственного идеала. Нравственный идеал такой же фактор, как и любая другая черта характера, и формируется всё благодаря влиянию окружающего мира, а не чем-то врождённым или заложанным свыше.

Не понятна та настойчивость, с которой автор, практически вплотную подойдя к здравой идее, начинает уходить от неё заявлениями в стиле "так есть, потому что так есть", не пытаясь заглянуть глубже, в природу вещей.
Государственная же идея ищет порядка приспособленного ко всем отношениям вместе взятым, то есть к человеку вообще. Образовывается власть верховная, способная быть выше всех социальных интересов. Творческая социальная идея человека подымается до всей своей высоты
Опять же, трактуются практически идеи Глобалистического строя, где желание большинства идёт превыше желания единицы. В таком строе идея подымается лишь после того, как станет глобальной, универсальной и подходящей для всех. Если не так, то это разрушит всю государственность, превратив её в нецивилизованное племя, а это недопустимый исход событий.

Следовательно, к частным, специальным интересам стоит обращаться только тогда, когда они станут глобальным, общими, станут одни на всех, сразу перестав быть частными. Субъективность должна стать для всех одинаковой, одно на всех своё личное мнение.

Казалось бы, всё так, и автор должен был придти к подобному выводу. Но нет, он к нему не приходит, а говорит что:
В выше цитированном месте (государстве глобалистического типа, если верить описанию.), субъективное стремление найти кого слушаться, кем руководствоваться, огустевая и сосредотачиваясь, ищет властного и неприкасаемого воздействия, которым бы объединилась, которому бы подчинилась масса, со всеми её разнообразными потребностями, вожделениями и страстями, в котором бы обрела возбуждение к деятельности и начало.
Мне не понятно, о какой массе "со всеми её разнообразными потребностями, вожделениями и страстями" может идти речь, если основное условие создания подобного государства, это планомерная замена всех разнообразных потребностей, вожделений и страстей на общие. Очевидно недопонимание автором проблемы образования и существования подобного государства, а также функции власти.

В подобном обществе власть должна выполнять не простую роль руководства, но и формирования общества, которым будет проще руководить. Иначе неизбежен коллапс, в свете различных страстей, желаний и потребностей, всем из которых государство просто не в состоянии угодить.

Но в свете не приятия описанной мной выше системы, автор снова пишет спорное:
Подчиняясь источнику правды, человек подчиняется не чему-либо чуждому, а только наиболее высокой части собственного “я”.
Чтобы человек, в массе, подчинялся чему-либо чуждому, как, к примеру, власти. Эту высокую часть собственного "я" необходимо выработать. Причём так, что бы для всех она была одинаковой. Усреднённую собственную “я”, одну на всех.

Если бы автор согласился с такой постановкой, то его заявление имело бы глубинный смысл, но в свете разговора о массе с разнообразными потребностями, вожделениями и страстями это не более чем словоблудие, и даже хуже.

После чего автор рассуждает о том, что такое правда: Правда – это главная основная сила, не та, которая случайно, временно получила по чему-либо преобладание а та, которая по существу сильнее всех, высшая, основная реальность, хотя бы временно и случайно с ними затерянная.

Что в целом – верно, но не стоит забывать, что невозможно построить полностью счастливое общество, не создав единую для всех правду. В том числе, невозможно построить и государственность. Если же добиться одной правды для всех, то это слово перестанет быть исключительно абстрактным, а приобретёт весьма конкретные черты и значение.

После же этого дальнейшие инсинуации на тему что такое правда, и теории её природы я считаю пустыми, из-за своей полнейшей бессмысленности.

Но автор так не считает, и продолжает:
Только по отношению к этой высшей реальности, этой правде, познаём мы справедливость, ибо справедливо то, что сообразно с правдой. Отсюда мы получаем уважение к праву, которое есть формула справедливости.
С чем опять же нельзя согласится. Уважение к праву это не формула, но форма справедливости. Формула справедливости описана выше, и достижима лишь в тех случаях, когда правда на всех – одна.

Далее же идут рассуждение основанные на религиозных суждениях и религиозных убеждениях вообще. Я же, не придерживаясь данных точек зрения, считаю, что эти рассуждения лишены земного (приземлённого) смысла, и комментировать не буду.

На правах постскриптума:

Я, конечно, мог бы проконспектировать и всю книгу целиком, но не думаю, что кто-нибудь оценил бы подобные излияния. Впрочем, я не думаю, что кто-либо прочтёт даже это. Надеюсь, хотя бы основному адресату хватит на это терпения.

Хочу так же отдельно заметить, что всё это космическое количество несоответствий собрано лишь из первых четырёх глав книги, а их там несколько десятков.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments